"Это до мурашек. Ты понимаешь, что не зря работаешь." - Дмитрий Богославский

UA RU

Дмитрий Богославский

Белорусский драматург, режиссёр, актёр.

Автор больше 20-ти разножанровых пьес, каждая из которых имеет сценическое воплощение в странах бывшего СНГ и странах Европейского союза.

Один из основателей и руководителей Студии альтернативной драмы в Минске.

Активно работает над развитием и продвижением современной белорусской драматургии и режиссуры.

Расскажите как Вы пришли в мир театра?

Я никогда не думал о театре. Учась в школе, я играл в КВН, писал шутки, миниатюры. Когда думал, куда поступать и что делать, ко мне, как-то сама собой пришла мысль, что неплохо было бы в театральное. Благо, родители поддержали этот момент. Я заканчивал химико-биологический класс, и можно было поступить в медицинский колледж. Но мне захотелось в театральное.

Изначально я поступал на актёрский в Белорусскую академию искусств, но вылетел с третьего тура. Если бы я его прошел – я бы поступил. И после провалу в Академии я поступил на режиссуру в Минский колледж искусств и закончил его. Потом поступил на режиссуру в Академию искусств. На третьому году обучения мастер курса мне сказал, что в Молодёжный театр ищут актёра. Он спросил, пойду ли я?  Будучи студентом, я подумал: “А почему бы и нет?” Получилось так, что закончил режиссуру, а 11 лет проработал артистом в Молодёжном театре.

Вы режиссёр, драматург. Но в вашей жизни присутствует и актёрское мастерство. Что для вас сейчас является приоритетным и почему?

Для меня актёрство уже год как отошло в сторону. А режиссура – это для меня такой момент, когда что-то болит и нарывает. Я ищу какие-то способы воплотить это на сцене. Для меня режиссура не самоціль. Не щекотать свои амбиции и тому подобное.

Больше я занимаюсь драматургией. Мне хочется в этом плане попробовать все жанры и все возможности. От какого-то режиссерского предложения, которое поступает откуда-то извне, я могу отказаться. А драматургия для меня в приоритете.

О драматургии

Больше я занимаюсь драматургией. Мне хочется в этом плане попробовать все жанры и все возможности. От какого-то режиссерского предложения, которое поступает откуда-то извне, я могу отказаться. А драматургия для меня в приоритете.

 

Расскажите о своём первом спектакле и первой пьесе. С какими трудностями Вы встретились в начале своего режиссерского и драматургического пути?

Первый спектакль – это была моя дипломная работа 11 лет назад. Что-то я плохо это всё помню (смеётся). Давайте я расскажу про спектакль, который во мне горел.

В 2014 году Наталья Ворожбит написала пьесу «Саша, вынеси мусор”. Как-то увидел, что вокруг этой пьесы много разговоров. Потом я прочёл интервью Натальи Ворожбит с Анной Банасюкевич. Я очень точно помню, что после прочтения я написал Наташе с просьбой, чтобы она прислала мне эту пьесу. Я прочёл её, сидя в кафе. На следующее утро я её распечатал и привёз директору Молодёжного театра, в котором я работал артистом, с возгласом: «Виктор Андреевич, нам срочно нужно это делать!» Но, к сожалению, от момента моего прихода к директору до начала репетиций прошло 8 месяцев. Я постоянно говорил, что нам надо искать средства, надо искать возможности, чтобы быстрее это воплотить.

История этого спектакля заключается в том, что я не делал такого стандартного распределения, как обычно делается в театре. То есть, грубо говоря, ты называешь фамилии актёров, их вписывают в приказ и на завтра они приходят репетировать. Я раздал пьесу актёрам, которых я видел в этих ролях со словами: «Вы прочтите, и если эта ситуация на вас ложится, то давайте попробуем поработать». Некоторые актёри прочли и сказали, что всё отлично, их всё устраивает, они понимают социальный аспект этой пьесы. Мы начали репетировать. Вот как-то так сложилась судьба.

А если говорить о драматургии, то премьера по моей первой пьесе состоялась в 2008 году в Центре Белорусской драматургии при Театре Белорусской драматургии, где я сейчас работаю. Сейчас у нас уже отдельное помещение, а раньше там было просто фойе. Оно занавешивалось чёрной тканью и фойе превращалось в Центр Белорусской драматургии.

Первая моя пьеса называется «Пешка». Она написана в 2004-2005 годах. В ней было буквально 5-8 страниц печатного текста. После открытия Центра драматургии, ко мне подошли ребята, с которыми мы потом долго сотрудничали. Это Сергей Анцелевич и Виктор Красовский, с которым мы написали пьесу «PATRIS» о патриотизме в Беларуси. Она поставлена у вас в Киеве в театре «Актёр». Они ко мне подошли с предложением поставить что-то моё. Сначала Сергей Анцелевич сделал эскиз по пьесе “Пешка”. В последующем выпустил спектакль. Я счастлив, что это произошло.

На сегодняшний момент времени я могу гордиться тем, что все написанные мною пьесы хотя бы единожды поставлены. И вот пьеса «Пешка» поставлена один раз, но воплощена в профессиональном театре и профессиональными артистами.

О собственных пьесах

На сегодняшний момент времени я могу гордиться тем, что все написанные мною пьесы хотя бы единожды поставлены. И вот пьеса «Пешка» поставлена один раз, но воплощена в профессиональном театре и профессиональными артистами.

Ваши пьесы становятся победителями и лауреатами многих драматургических конкурсов. Вдохновляет ли это Вас на написание новых пьес? Важный ли это момент для драматурга?

Если мои пьесы побеждают, входят в шорт-листы, то это очень радует. Ты же не просто так пишешь. Тебе хочется быть услышанным. Тебе хочется сказать что-то важное людям.

У меня полтора года назад произошёл такой очень странный момент. В Минске мы выпускали спектакль по моей пьесе “Ничыпар. Сказ о бестаможенных временах”. Мы стояли с режиссером, смотрели как наполняется зрительный зал. Ко мне подошла женщина и говорит: “Вы Дима? Я была в Челябинске на вашем спектакле. Приехала в Беларусь к родственникам, увидела в афише вашу фамилию и решила, что я обязательно должна попасть на эту премьеру”. И я думаю: где Минск, а где Челябинск. В конце концов, как она меня по лицу вычислила? И ты понимаешь, что просмотренный ею спектакль в Челябинске “Тихий шорох уходящих шагов” (в Киеве он известен как “Тату, ти мене любив”) зацепил эту женщину настолько, что она пришла домой, и, видимо, искала информацию обо мне в Google. Это до мурашек. Ты понимаешь, что ты не зря работаешь. Неимоверные моменты.

Чему Вы уделяете больше всего внимания в процессе постановки спектакля?

Мне важна история. Мне важно, чтобы из зрительного зала смогли считать эту историю. Чтобы она была ясна и понятна. Чтобы наша идея зажила какой-то жизнью в зрителе. Либо мы задаем какой-то вопрос зрителю, с которым он уходит домой.

Так как я сам драматург, то в своих режиссерских работах для меня текст автора очень важен. Я очень редко когда купирую текст или изменяю сцены. Для меня очень важный момент – попытаться донести автора.

О важном в театре

Мне важна история. Мне важно, чтобы из зрительного зала смогли считать эту историю. Чтобы она была ясна и понятна. Чтобы наша идея зажила какой-то жизнью в зрителе. Либо мы задаем какой-то вопрос зрителю, с которым он уходит домой.

Вы – режиссер, а значит руководитель. Как Вы работаете с актёрами? Есть ли какие-то личные правила или установки?

Я сам по себе очень мягкий человек. Когда я учился, мои педагоги стучали по столу и кричали что режиссер – это волк, что это профессия одиночек, что вы должны рвать зубами пространство, артистов, свет, звук (смеётся). Я с этим не очень соглашаюсь. Мне кажется, что важна командная работа.

Первое время всегда хочется уделить тому, чтобы найти общий язык, определить какой-то общий сленг, коридор тем, в которых мы живём. Мне всегда очень важно, чтобы актёру было спокойно и удобно в своей работе. Актёр – это носитель и моей мысли, и мысли автора. Это единственный, кто эту мысль принесёт зрителю. В момент воплощения очень важно, чтобы актёр спокойно распределялся. Чтобы не было какой-то спешки или гонки. Я за удобства и за, скажем так, горизонтальный театр.

Вы один из организаторов Студии альтернативной драмы. Расскажите о создании этой студии, о её целях и работе.

Сейчас этой организации уже нет. На тот момент я, Виктор Красовский и Сергей Анцелевич (ребята, про которых я уже говорил), и ещё несколько белорусских театральных молодых деятелей создали Студию альтернативной драмы.

Мы пытались продвигать белорусскую драматургию. Студия существовала 4 года. Мы делали читки, спектакли. Работа была хорошей и интересной. Мы делали неделю современной пьесы при Центре Белорусской драматургии. В 2013 году мы выпустили спектакль “PATRIS”. Я благодарен ребятам за пройденный путь.

Ситуация в Беларуси строится таким образом, что тебе постоянно приходится доказывать, что ты родной сын своей матери, скажем так. Потому что белорусскую современную драматургию не воспринимают. Сейчас с этим уже полегче, но лет 10-15 лет назад это всё воспринималось нашими режиссерами как: “Что? Драматургия? Белорусская? Что это за мальчики? Что это за девочки?” И тебе приходилось каким-то образом доказывать, что ты белорусский драматург. Ситуация довольно странная. Мне кажется,  что своё надо больше всего беречь, холить и лелеять. Ты оказываешься абсолютно незамеченным в белорусском театральном сообществе, но в то же время у тебя идут спектакли в театре Маяковского, в театре на Таганке, у тебя идёт спектакль в Варшаве, но у тебя, скажем так, нет спектакля в Минске. Это очень странно, на самом деле.

Но, к счастью, это время давно позади, и сейчас в Беларуси молодым авторам немного легче попасть на сцену.

О беларусской драматургии

Ситуация в Беларуси строится таким образом, что тебе постоянно приходится доказывать, что ты родной сын своей матери, скажем так. Потому что белорусскую современную драматургию не воспринимают. Сейчас с этим уже полегче, но лет 10-15 лет назад это всё воспринималось нашими режиссерами как: “Что? Драматургия? Белорусская? Что это за мальчики? Что это за девочки?” И тебе приходилось каким-то образом доказывать, что ты белорусский драматург.

Вы сейчас работаете над спектаклем в Киевском театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. На этой неделе состоится премьера Вашего спектакля “Человек с…”. Как продвигается работа и готовы ли Вы?

Я очень благодарен актёрам из Театра на левом берегу Днепра за их собранность в состоянии пандемии. Это происходит всегда одинаково – ты всегда перед премьерой в напряжении, нервничаешь. Думаешь: сработает это или нет? Будет понятно или нет?

Пока вся наша команда готова идти к этой премьере. Сейчас у нас так называемый “зелёный коридор” в театре, когда мы репетируем с утра до вечера. Всё нормально. Держимся.

Каким должен быть современный театр?

Я конечно же сейчас лукавлю, но я отвечу так: я не понимаю что такое современный театр или традиционный театр. Потому что театр сделан для сегодняшнего зрителя, и тогда он становится современным. Театр сделан для человека. Главной основной театра является человек, и тогда он опять же становится современным. Если это интересно, если от этого идут мурашки, если это в тебя проникает и попадает, и если ты это делаешь для сегодняшнего человека, то это современный театр.

О современном театре

Я конечно же сейчас лукавлю, но я отвечу так: я не понимаю что такое современный театр или традиционный театр. Потому что театр сделан для сегодняшнего зрителя, и тогда он становится современным. Театр сделан для человека.


Авторы: Юлия Ганущак, Николай Цыганюк, Ксения Цыганюк


24-25 октября в Киевском театре драмы и комедии на левом берегу Днепра состоится премьера спектакля режиссёра Дмитрия Богославского по адаптации Павла Арье “Человек из…”.

Детали о премьере можно узнать в статье театрального журнала “MIZANSCENA”:  “Людина з…” від Київського академічного театру драми та комедії на лівому березі Дніпра.

Схожі публікації